November 11th, 2013

trollface

Пацифисты 17-го века были настолько суровы...

Оригинал взят у satchel17 в post
...
Хотя взять, например, Генри Питмана. Трудно назвать скучным человека, ставшего прототипом капитана Блада. А он в воспоминаниях подчеркивал, что не брал в руки оружия, в армии Монмута лечил и своих раненых, и чужих. Во время бегства с Барбадоса взял в лодку бутыль с настойкой опиума, чтобы в случае поимки подлить в пищу врагам «и спастись от них без пролития крови.» Мирный человек, квакер, а какая биография!
...
У морского пацифизма была своя специфика. «Тыла» на корабле нет, воюют все. Коксери:«я спросил у другого квакера-артиллериста, что нам делать в бою. Он сказал, что мы можем стрелять по мачтам. Бог помог мне увидеть ложь ответа, ибо, когда станем борт к борту, придется иметь дело не с мачтами, а с людьми.»
Похожий случай с его единоверцем Томасом Лартингом. На этого благодать снизошла непосредственно во время арт.дуэли с крепостью Барселоны, когда он корректировал огонь носовых орудий. «Внезапно слово Господа пронзило меня: что, если я убил кого-то? И я пошел по палубе, будто в жизни не видел, как пушка стреляет. Меня спросили, не ранен ли я. Я сказал: «нет, у меня угрызения совести.» (Т.Лартинг «История боевого моряка, ставшего мирным христианином»).
Проблема в том, что моряку от насилия было не убежать, даже уйдя с военного флота. "История" Лартинга, вопреки намерениям автора, лишь подтверждает это. Став квакером, он плавал помощником на маленьком торговом судне «Джордж Паттисон». В августе 1663 у Майорки их перехватил алжирский паташ. Корсары забрали груз, высадили на «Паттисон» призовую команду из 10 человек. Английскому экипажу (мастер, Лартинг, 7 матросов и юнга) приказали вести корабль в Алжир, где их ожидало рабство. Что делать пацифисту в такой ситуации?

Читать далее: http://satchel17.livejournal.com/42302.html?view=1129022#t1129022