Category: архитектура

Category was added automatically. Read all entries about "архитектура".

"Эта нога - она у кого надо нога!"

Пролог - "За 450 дней мониторинга <...> «Агора» зафиксировала около 200 случаев преследования «за распространение информации, которая отличается от официальных пресс-релизов". В том числе 33 уголовки
Раз - Схигумена "Сергия отстранили от службы в апреле из-за его высказываний о коронавирусе. В одном из своих видео он называл ситуацию с коронавирусом «псевдопандемией» и «проклинал» тех, кто закрывает из-за этого храмы. По его версии, пандемия «была срежессирована для чипизации населения»"
Два - «Мы узнаем, что он [Путин] подписал все документы, касающиеся биометрии, добровольного согласия на обработку персональных данных. Почему в России создается фашистский концлагерь сатаны?» — задается вопросом схиигумен."
Три - «Из дома Божьего я никуда не уйду. <...> Им, то есть священноначалию, митрополиту Кириллу, придется брать монастырь штурмом. Уходить вам надо из РПЦ как гонителям веры! Священный синод, патриарх, епископат позорят церковь Христа <...> У вас есть время на покаяние. Православный царь грядет!»
Итог - /ТАСС/: Сотрудники МВД не нашли подтверждения поступившим сообщениям о нарушении общественного порядка на территории Среднеуральского женского монастыря.

Покайтесь, ибо грядет

Совсем скоро будут интересные времена. Или нет. На 15 декабря намечен объединительный Собор Украинской Поместной Православной церкви, по итогу которогу оная церковь получит Томос о котором так долго говорили большевики и станет еще и Автокефальной. Митрополита Онуфрия от УПЦ-МП пригласили, назвав при этом "митрополитом" в кавычках. Сдается мне, он не явится. Так что совсем скоро вероятны судорожные попытки что-то переиграть, если конечно филаретовцы с макариевцами не ухитрятся слить этот самый Собор какой-либо отвратительной сварой.
trollface

Валахия

            Это была замечательная игра. Я совершенно не собирался на нее ехать, просто Мод в какой-то момент оказалась в команде замка, отпускать ее одну не хотелось, и все неожиданно начало срастаться. Шеф официально разрешил «гулять до 10-го», Ёвин вписала меня в деревню, в Инете я наткнулся на несколько потрясающих текстов, которые сильно меня настроили на нужный лад, даже давно забытые тряпки под прикид нашлись с легкостью необычайной. И доехал до полигона я быстро и с комфортом. А там- никого. То есть были там, конечно человека три, но я их просто не заметил. И блуждал по полю, чувствуя себя владыкой мира :0
            Очень интересный получился строяк. Я, наверное, переобщался с ЗЛ, поэтому повторяющаяся второй час фраза «да, сейчас вот бутылку допьем и пойдем в лес за жердями» вызывала у меня ужас, смешанный с восторгом. Тем не менее все как-то было построено, хотя и без особых излишеств- сено в сеновале было, пять расчетных девок с одной бутылкой в погреб влезали, пол в шинке и дорожки посыпаны песком, на плетне висели кружки… в общем, получилось уютно и колоритно.
            Я изначально собирался быть совсем незаметным деревенским дурачком, помогать в шинке и вообще с дровами-водой, а в остальное время сидеть с дудочкой и медитировать. Но не получилось. Начиная со строяка я был втянут в деревенскую жизнь, и выключаться из нее очень уж не хотелось. Поэтому на свет появился «дурень тип два», непрошибаемо жизнерадостный, гиперактивный и любознательный. Никакого внутреннего развития персонажа не планировалось, но как-то само собой стало происходить. Забитый ребенок годам к 25 постепенно стал осознавать, что он вырос в здоровенного бугая, а осиновый кол- такая штука, которая очень даже придает уверенности в себе. Так что под конец я задавал господарю дерзкие вопросы и всерьез думал жениться на русалке. Было очень много смеха и отжига, были потрясающие по своей наглядности жанровые картины, были крики «На кол!» и поджог дома Бранковича, были «дурацкие» религиозные диспуты и прекрасное чувство просветления во время молитвы в монастыре святого Андрея. И в целом ощущения после игры остались очень светлые и умиротворенные. Хочется всех любить и делать добро. И еще очень хочется сохранить контакты с нашей деревенской бандой. Мы были такие разные, и это было так интересно!
Фразы:
- Бензопила удивительным образом изменяет ваш взгляд на вещи…
- Налив нам кипяточку ты поможешь делу православия…
- И тягот Оброков старинных барщИной легкой заменил…
- Волна народного гнева вздымается все выше, и скоро она упадет дубиной народной войны, и вобьет осиновый кол в гнилое сердце упыря!
- Вы тут что, ролеплэем занимаетесь?
trollface

(no subject)

Съездил на ВФР. Не скажу за всю Одессу, но я абсолютно доволен. Исключительно приятная, комфортная, оставившая море позитива игра. С катарсисом было плоховато, но зато угара и отжига было более чем. Хочется по этому поводу написать чего-нито.
Итак, мы были Домом Инвалидов и изначально были настроены на некую долю фарса, к концу игры эта доля сравнялась с фарсом в окружающем инвалидов пространстве и нас немного выкинуло в политику. Итак, действующие лица:
1). Николя Бассен, в просторечии "Утка", жутко стесняющийся своей фамилии и потому вечная мишень для глупых шуточек. Инвалид на левую ногу. Хитовая фраза во время водных процедур: "А вы знаете, что если безногую утку бросить в воду, она будет плавать кругами?" Он у нас был самый умный и сидел в Генеральных штатах, в связи с чем навсегда возненавидел демократию и по мере сил нес эту ненависть в инвалидские массы.
2). Мишель-Вермишель, глухой инвалид (ну и вообще сильно на голову контуженный), который очень сильно... нет, не болся, но опасался темноты и прячущегося в ней Ктулху.
3). Я, Жан-Луи Брокколи, с гнилостными процессами в щиколотке и тоже глухой. Но у меня не было слуховой трубки, поэтому я Мишелю страшно завидовал, но и гордился тем что "А Я И БЕЗ ТРУБКИ ВСЕ ОТЛИЧНО СЛЫШУ!!!". А еще я был умный и книжки читал, про Семилетнюю войну в основном. Мы трое были как раз с тех времен инвалидами.
4). Жан-Поль Фасоль, однорукий инвалид, герой американской революции и ветеран Сопротивления, британцам, само собой. Наш младшенький, страдал гиперактивностью и тягой к женскому полу, мы же его запугивали тем, что расскажем про него маме, госпоже Сансон. Было шумно, с травмами и летающими предметами.
5). Поль-Пьер Жюльен, он же Мордастый, характер эпилептический, голос хриплый, воевал в Африке с баобабами и эти самые бабы его там сильно попортили. Мы над ним смеялись, но в то же время сочувствовали: все-таки воевать с цивилизованными людьми, которые знают что такое контрибуция, капитуляция и зимние квартиры- намного приятнее.
Ухаживали за нами сначала как в сказке, три сестры: Симона, Катрин и Софи, а потом добавилась сестра Элен с Доктором. Доктор был суров, но справедлив0- "Слуга Гиппократу, отец солдату". Ухаживали замечательно, и витаминами кормили, и клизьмы ставили, и на водные процедуры водили. А уж про зарядку с забегом до Версаля и игры в шары, мяч и тарелочки у меня вообще слов нет. Наши сестры это наше все! А как они стояли с нами плечом к плечу перед окнами Версаля, обвешавшись гранатами перед враждебной толпой- это высокий образец женского мужества :)
Первый день получился прекрасным и безмятежным. Пока где-то бурлила политика мы поправляли здоровье, принимали визиты и подарки, читали вслух и пересказывали свежие новости: "А на трупе было 1150 ножевых ран!" А во время дождя была восхитительная игра во французские города с участием двух глухих :)
В день второй нас стало больше и жизнь стала разнообразнее. Первая пробежка на спасение Версаля, покушения прямо у наших дверей, участие в маневрах, где из нас образовали Тяжелый Пехотный Оборонительный Полк, ограбление и визит инспектора богоугодных заведений, лозунг "Раненых- в аптеку д'Азира, а потом, когда их там сделают инвалидами- к нам". В это время пала наконец Бастилия а ди Буонапарти стал строить наполеоновские планы. Стоит сказать, что ограбили нас как раз во время маневров под его руководством, и штурм Бастилии во время оных так же не добавил молодому перспективному офицеру доверия. В общем, мы решили вмешаться в политику и отправились в Версаль всем Домом, где и рассказали Его Величеству об узурпаторских планах и о том, что это "дитя гор" специально подогревает революцию чтобы половчее взять власть. Его Величество выслушал и продолжил величественную бездеятельность. Во дворце мы застали жуткую картину- сплошной разброд, разврат и поношение. Какая-та шваль шаталась по залам, играла неприличная музыка и слабо одетые женщины извивались под эту музыку самым непотребным образом. Добила нас картина танцующих в обнимку мужчин. Стало ясно, что нужно спасать королевство, хотя бы от участи Содома и Гоморры. Потрясая под носом короля пистолями, размахивая саблями и гранатами мы буквально заставили его дать разрешение на разгон валтасарова пира. Истошное "Все вон!!!" Николя Бассена, выстрелы в воздух и в толпу, хлопок гранаты, звон стали- и полная виктория! Через некоторое время до нас дошло что мы, собственно, стали хозяевами Версаля. Наша автономная боевая единица, со своим госпиталем и обозом в лице медсестер расположилась на входе во дворец, гоняла любопытных, пикировалась с королевскими гвардейцами и лечила Его Величество от отравления. Самый острый момент был, когда прибывший ставить королю ультиматум Бонапарт вошел в Версаль, у ворот стояла верная ему армия, а мы таки схлестнулись гвардейцами короля. Само собой, люди Наполеона попыталсь выяснить, что там за драка и не убивают ли их любимого командира. Вооруженная толпа полезла в ворота, один из гвардейцев упал под ударом копья и вообще казалось что "сейчас все будет очень плохо". Разрулило ситуацию волевое управленческое решение- инвалиды взяли под охрану окна Версаля, с приказом "если что" выбивать их и спасать короля. Перед дворцом стояли самые разнообразные люди, вплоть до психов из Жеводана с доктором в смирительной рубашке. Что они там все делали (не только психи), так и осталось неясным. Люди Бонапарта заряжали пушку, напряжение нарастало. Кончилось все, как известно, отречением Людовока ХVI в пользу герцога Орлеанского и Бонапарта. "Merde!" сказали мы и попытались поговорить с королем, но он исчез. Чуть позже стало известно, что король бежал в Вандею, что он был под действиям зелья, что он отрекается от отреченияи и "призывает всех, кто добр и верен" воспрепятствовать узурпации. Не успели мы прикинуть соотношение сил, как прямо перед нашими окнами на Марсовом поле был убит новоявленный первый консул Бонапарт. Перед смертью он завещал похоронить его в Доме инвалидов. Тем же вечером нами был арестован Филипп, герцог Орлеанский, столь недолго бывший королем Франции, а Людовик тайно вернулся из Вандеи и остановился у нас. Наутро какая-то подозрительная публика стала собираться на Марсовом поле, подошла конная артиллерия и полк Бугенвиля, граф Мирабо в грубой форме заявил что он не признает короля Людовика XVI. В ответ был приглашен господин Сансон и в присутствии короля я зачитал указ о смертном приговоре герцогу Орлеанскому по обвинению в попытке узурпации власти. Почти сразу же начался штурм. Голова герцога, продемонстрированная в окно, никого не остановила. Пушка крушила наше ветхое здание, мы огрызались пальбой из пистолей. В этот момент подошли вандейцы, мы бросились на вылазку и одержали еще одну славную викторию, вытеснив супостатов с Марсова поля. Живчик граф Мирабо в очередной раз уцелел, но в целом обстановка разрядилась. "Народ- за короля Людовика!" гордо говорили мы инсургентам, указывая на крестьянина с топором. Те спорили, припомнили и налоги, и права женщин, но стороны оставались при своем мнении. Похоронили Бонопарта, прикинув, что при ремонте здания после обстрела могила окажется внутри. Король с целью примирения нации подписал-таки урезанную Декларацию и на этой оптимистичной ноте все закончилось. Монархия устояла, революция не задалась. Как сказал кто-то "эх, инвалиды, вот быть бы вам санкюлотами..." Для себя я еще раз убедился, что лучше всего мне удается куртуазное быдло.Ну и напоследок:
Не нужна нам честь и слава
Эта шняга для дворян
Я- простой французский малый
Пехотинец ветеран.
Йоп-табла, йоп-табла, эх пехотинец ветеран!
Йоп-табла, йоп-табла, йоп-та!

Я теперь стал модный парень
Клизма с пивом, все дела
Я на костылях шагаю
Клизма с пивом, йоп-табла!
Йоп-табла, йоп-табла, клизма с пивом, йоп-табла!
Йоп-табла, йоп-табла, йоп-та!

Мне ядром отшибло ногу
И с большого бодуна
Я подался в инвалиды
В инвалиды, йоп-табла!
Йоп-табла, йоп-табла, в инвалиды, йоп-табла!
Йоп-табла, йоп-табла, йоп-та!